Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:52 

Фанфик

agua-tofana
"...а такие, как мы, танцуют танго - а хрена ли там танцевать?" (с)
Название: МИФферно, или Корпорация "А.Д."
Автор: aguamarina aka agua-tofana
Фандом: «МИФический цикл» Роберта Асприна
Жанр: общий/юмор
Рейтинг: G
Тип: джен (намек на гет, сорри))
Размер: макси
Саммари: очередные приключения всем-известной-компании. Варнинг: НЖП))
Дисклеймер: Все права на персонажей принадлежат Р.Л. Асприну. Автор фика материальной прибыли не извлекает.
Размещение: при условии предупреждения автора

читать дальше
запись создана: 06.08.2009 в 13:34

@темы: фанфикшн, джен, МИФы, G

Комментарии
2009-09-07 в 22:27 

agua-tofana
"...а такие, как мы, танцуют танго - а хрена ли там танцевать?" (с)
ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

Всегда можно договориться по-хорошему.
А. Шикльгрубер


Возможно, вы подумаете, что я был неправ, так быстро сбежав из комнаты Мириэль и бросив ее одну, даже не попытавшись поговорить. Но у меня была для этого основательная причина. Я вспомнил, что Мириэль – эмпат. А у меня в голове вовсе не было того сумбура, который я пытался изобразить. Напротив, едва она опустила ширму, у меня возникла одна идея, которую я всячески постарался скрыть. Она не позволила бы мне сделать это. А я не позволил бы себе поступить иначе.
Поэтому я поспешил в свою комнату. У меня не было никакого плана, но действовал я так быстро и уверенно, будто обдумывал это долгие часы. Запасся энергией, взял карточку, оставленную тогда Мириэль, прихватил на всякий случай нож и личинотворец. Попытался написать записку, но потом скомкал листок и выбросил в окно. Вернусь – объясню. А я собираюсь вернуться.
За окном занимался рассвет. В утреннем сумраке я ясно представил себе лицо Эл Си и начал воображать себе ферна все более и более реально. Я был уверен, что перемещусь туда, где находится он. А если при этом окажусь внутри него – что ж, думаю, это обстоятельство не сделает нашу встречу менее теплой.
Мне понадобилось лишь несколько минут для того, чтобы воображаемое лицо стало реальным. Наверное, я и в самом деле разозлился.
Эл Си сидел на берегу какого-то моря. Бриз трепал его волосы, над головой висели сероватые облака. Вставало солнце. Все это я отметил краем глаза. Основное внимание я уделил ферну. На этот раз он был действительно изумлен.
- Скив! – подскочил он.
- Скив, - согласился я.
- Послушай, - торопливо заговорил он, - я тут подумал – к чему нам ссориться? И, кстати, к чему нам все остальные? Если мы поделим контроль над Базаром пополам – тебе не кажется, что это будет самым верным решением? Или ты предпочитаешь шестьдесят на сорок? Между прочим, у меня разработан бизнес-план. Ты даже не представляешь, сколько можно выкачать из Базара при правильном коммерческом подходе!
Девол их побери, эти условные рефлексы! Совершенно машинально я прикинул, что он имеет в виду, и чуть не упустил магический аспект дела. Ферн уже приготовил для меня молнию и вот-вот собирался запустить ею в будущего шестидесятипроцентного компаньона! Мне не было его жаль. Я развернул мою серебристую завесу, почти невидимую на фоне моря, и набросил на ферна за мгновение до того, как он выпустил свою молнию. Раздался небольшой взрыв. Дым быстро рассеялся, и я смог полюбоваться круглой воронкой. Земля в ней была еще горячей. Я потрогал ее рукой, вдохнул соленый морской ветер и аккуратно заровнял яму. И присыпал ее песком. В конце концов, это мое последнее задание для корпорации. Все должно быть идеально. Вот только сил на обратное перемещение уже не оставалось никаких. Я махнул рукой и достал карточку.
Когда я вернулся домой, все еще спали. Солнце едва поднялось над горизонтом. Я лег в кровать и опять уснул. На сей раз меня разбудили крики, топот в коридоре и, наконец, громкий стук в дверь. Громкий? Да ее просто выламывали!
Вставать мне было лень. Я мысленным усилием отодвинул засов, и вся куча-мала ввалилась ко мне.
- Доброе утро, - сказал я.
- Что это? – сунул мне под нос Ааз какую-то бумажку. Ни тебе «доброго утра», ни вопроса о самочувствии. И что они тащат мне на подпись с самого утра? Я, между прочим, больше не президент.
- Что… это? – раздельно повторил Ааз, и я как-то сразу понял, что мне лучше проснуться. И посмотреть на эту бумажку. Иначе в памяти потомков я останусь «погибшим в расцвете лет».
Осмотрев поднесенный к моему носу документ, я тут же испытал сильное желание залезть с головой под одеяло и больше оттуда не вылезать. Это было мое вчерашнее неоконченное письмо. Я выкинул его в окно, а кто-то из чересчур рьяных телохранителей нашел, прочитал и поднял шум. С чего, спрашивается? Конечно, сегодня, на трезвую голову, я понял, что текст не очень вдохновляет. «…разыскать Эл Си… решим вопрос окончательно… не обижайся, Ааз… будьте добры к Мириэль…». Очень мелодраматично. Но я же его выкинул! Мало ли какие глупости я выкидываю! В окно, я имею в виду.
Конечно, с меня потребовали подробного отчета, и, конечно, я все рассказал. Они хором отругали меня за неосторожность; взяли обещание больше так не делать – «в одиночку – никуда, никогда»; порадовались – ну наконец-то – моему успеху. Наконец Ааз сообразил задать самый очевидный вопрос.
- Скив, какого черта тебя понесло на поиски приключений одного… в три часа ночи? Кошмар приснился? Или счел свою голову излишним украшением для плеч?
Я посмотрел на него. Да, если с выполнением просьбы Мириэль у меня возникнут проблемы, то из-за Ааза. Иногда он сначала говорит… а потом думает. Или не думает. Я оглядел собравшихся и постарался передать суть как можно ближе к тексту.

2009-09-08 в 21:19 

agua-tofana
"...а такие, как мы, танцуют танго - а хрена ли там танцевать?" (с)
ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Если вы думаете, что вы думаете, вы очень заблуждаетесь.
Т. Тернер


За завтраком все были милы, непринужденны и деловиты. Мы решили, что президента они выберут потом – без меня, что мы останемся на несколько дней навести вместе с Банни порядок в бумагах, которые она затем и передаст новому главе корпорации. Я пригласил всех «заскакивать, когда пожелаете» - особенно Мириэль, которая согласилась преподать мне пару уроков (Ааз не возражал). Мы высказали напутственные слова Маше и Плохсекиру, решили насчет Глипа – заберем его через несколько дней, после того, как обустроимся в хижине Гаркина. Хижину мы пока решили считать опорной базой – переедем, если подвернется что-нибудь более подходящее. Мы коснулись будущего моих телохранителей – они оставались в качестве членов корпорации, спрос на их услуги был вполне приличным. Мы даже торжественно возложили обязанности по присмотру за Лютиком на Нунцио, как наиболее ответственное и ладящее с животными существо. Мириэль участвовала в разговоре на общих основаниях, подтрунивала, давала советы и смеялась нашим шуткам. Мы старались, чтобы все выглядело совершенно естественно и, в частности, чтобы наши старания были незаметны. По-моему, у нас неплохо получалось, но когда все разошлись, я мысленно перевел дух.
Впрочем, мы быстро привыкли. В конце концов, Базар – не то место, где внешний вид может произвести впечатление. Ежедневно здесь попадаются на глаза существа куда похуже эльфоизверга. А у нас хватало дел и помимо обсуждения чужой внешности. Например, с Синдикатом и Ассоциацией купцов Девы. Перед ними у нас, если помните, были кое-какие обязательства.
Теперь, в связи с моим отбытием, эти обязательства теряли силу. По крайней мере, я считал именно так. Но оказалось, что Ааз с этой постановкой вопроса не согласен, о чем было незамедлительно громко сообщено. Он заявил, что это лучшая сделка с демонами в его жизни, и он, Ааз, не позволит какому-то недоделанному магу пустить ее псу под хвост. Упомянутым магом, между прочим, был я. Я заикнулся о том, что мы, собственно, и собираемся доделывать, то бишь доучивать мага, но Ааз был непреклонен. Задание следовало передать корпорации, причем на прежних условиях. Аазу плевать было на то, что с нашим уходом из контракта само собой исключалось главное условие – наличие Великого Скива. Он заявил, что что-нибудь придумает, но не позволит всяким там… лишить лучшей сделки в жизни… и так далее, и тому подобное. Потом у него блеснули глаза, и я догадался, что у партнера возникла идея. Впрочем, идея была неважная. Он хотел организовать повторное нападение Синдиката на Базар с целью еще раз продемонстрировать наши потрясающие способности в избавлении от него. Помимо того, что эта работа требовала больших временных и людских затрат, непонятно было, каким образом объяснить вторую провальную попытку внедрения Дону Брюсу. И потом…
- Ааз, - спросил я, - зачем нам организовывать нападение и последующую блестящую защиту, если мы только что именно это и сделали?
- Потому что об этом никто не знает, Скив, - ответил мой партнер, пожав плечами.
- А мы сделаем так, чтобы узнали.
Ааз открыл рот… да так ничего и не сказал.
В итоге мы наняли специалиста по рекламе. Прежде он работал в «Базарном вестнике», но был вынужден уйти оттуда из-за чересчур радикальных взглядов. Я этого совершенно не понимаю. То есть я читаю «Вестник» - обычный информационный бюллетень с легким уклоном в желтую светскую хронику – и, честно говоря, не понимаю, какие взгляды могут считаться здесь слишком радикальными. Он что, пытался поставить рекламное объявление вверх ногами?
Оказалось, не только. Вскоре мне стало неловко ходить по Базару без личины. Каждый поворот и каждая мало-мальски ровная стенка были украшены плакатом – я, весь в черном, в длинном плаще и в темных очках, парю в голубом облаке над поверженным ферном (черно-красные тона, лицо, напоминающее бледную поганку, - в жизни это выглядело куда менее мерзко). Специалист по пиару (кстати, он был гремлином; оказывается, в журналистской среде эти существа вполне обычны; высоко ценится их способность появляться и исчезать незаметно без всякой телепортации и плащей-невидимок) сказал, что этот образ сочетает в себе черты меня и Вика, и что вскоре в сознании электората мы станем взаимозаменяемы. То есть деволы и прочие так запутаются, что и сами не смогут сказать, кто такой Великий Скив. Гремлин сказал, что Великий Скив станет брендом. Я заметил, что сбрендил, по-видимому, он сам. Тогда он прочел мне краткую лекцию по основам рекламного бизнеса (интересная штука, кстати говоря), посоветовал больше молчать и не мешать профессионалу. Я последовал его совету и не пожалел – наблюдать за его работой было одно удовольствие. Правда, Аазу не очень понравилось, что его образ на плакатах становился все меньше, а Корреш занимал все более видное положение. Гремлин ответил, что единственная кандидатура, близкая к изверговскому типу в нашей компании, - дракон, после чего Ааз согласился на тролля. Впрочем, на мой взгляд, спорить тут было не о чем – вряд ли многие смогли бы ответить, тролль или изверг занимает нижний левый угол плаката, пока выше этого угла красовалась фигурка Танды – во всей тролльей красе и ничего лишнего из одежды.
Объясняя свои действия, гремлин, который, кстати, был мне почти тезкой – его звали Скррив, привел в пример мое пребывание в Поссилтуме (в подробностях, которые лично я считал на Деве мало кому известными – за исключением нашего тесного круга; оказывается, на Базаре существует неплохо налаженная информационная служба). А именно, спросил он, многие ли вещи в королевстве делались именем короля, но без его непосредственного участия? Я задумался. И в самом деле: именем величества пользовались финансовая служба, военные, полиция, суды и наверняка еще кто-то, о ком я и не подозреваю. Оно и понятно: не мог же Родрик лично заниматься всеми государственными делами в королевстве. Честно говоря, если бы не официальные церемонии, без его присутствия королевство могло бы обходиться триста шестьдесят дней в году – были бы законы да люди, которые будут следить за их исполнением. «Вот, - сказал гремлин на этом месте моих рассуждений, - вот именно! Имя – это все. Доброе имя, запятнать имя, именем кого-либо – все клише языка закрепляют это понятие. Вначале ты работаешь на имя, потом имя работает на тебя. Так вот, ты для своего имени сделал достаточно, пришло время поработать ему». Завершил он эту тираду одновременно с опустошением приличных размеров кувшина вина. В способности поглощать алкогольные напитки различной крепости гремлин превосходил даже Ааза. Он объяснял это спецификой профессии и даже намекал, что это непосредственно связано с его способностью исчезать и появляться. Точнее, проявляться. Правда, я думаю, что он несколько… лукавил. Ему, как и Аазу, просто нравился процесс. Опять же, похмелье у обоих отсутствовало.

2009-09-09 в 22:19 

agua-tofana
"...а такие, как мы, танцуют танго - а хрена ли там танцевать?" (с)
ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ

Лучшее, что вы можете получить за ваши деньги...
Р. Огилви


Как я уже говорил (или не говорил?), плакаты были только цветочками. Пиарные ягодки созрели несколько позднее – примерно часов на двадцать. «Вы ведь просили побыстрее?» - невинно-нагло глядя мне в глаза, заметил Скррив. Нунцио притащил домой «Базарный вестник», на первой полосе которого красовалась замечательная статья под сказочным названием «Мы не ферны, ферны не мы». В статье красочно и не вполне верно расписывались различия между приличными магами и обитателями Инферно, которых «даже магобандитами называть было бы слишком мягко». «Вестник» сообщал, что провел данное «журналистское расследование» в связи с несколькими случаями нападения фернов на лавки мирных граждан Девы. Статью сопровождали фотографии, на которых мерзкого вида личности поднимали руку (а порой и ногу) на деволов, изо всех девольских сил старавшихся казаться невинными жертвами.
- Что это, босс? – задал мой телохранитель резонный вопрос. После чего и состоялся мой диалог со Скрривом, закончившийся фразой насчет «побыстрее». В ходе его выяснилось, что это еще не конец. Завтра появится еще несколько заметок о разгуле инфернальной преступности, а затем - репортаж о нашей, то бишь корпорации М.И.Ф., героической борьбе с возмутителями спокойствия, из которого будет ясно, что, кроме нас, защитить честных граждан некому.
- Скррив, - поморщился я на этом месте, - ты уверен, что всю эту лабуду проглотит серьезная публика? Грабитель, позирующий фотографу! Героические маги-пентюхи! Корпорация М.И.Ф. – рояль в кустах! Конечно, прочитают это все и с удовольствием, но заключать сделку на основе этого никто не будет.
- Во-первых, - парировал задетый за живое гремлин, - многие преступники обожают шумиху вокруг их имени! Во-вторых, девяносто процентов читателей не задумываются, откуда на месте происшествия взялся фоторепортер. В-третьих, общественное мнение – важный рычаг воздействия на ваших деловых партнеров! Если большинство рядовых торговцев потребует заключить договор о защите с компанией Великого Скива – заметьте, я не говорю «с Великим Скивом» - Ассоциации трудно будет объяснить иной выбор. Особенно, если после сделки с кем-то другим на Базаре все-таки произойдет несколько инфернальных нападений. У вас же есть возможности для таких действий, не так ли? Кое-кто из ребят в белых гетрах?
А есть ли что-то в нашей жизни и деятельности, о чем бы не было известно на Базаре? В последнее время я нередко стал задаваться этим вопросом. Нет, пора, пора менять дислокацию.
Я объяснил всем, что и для чего происходит, и рекомендовал читать «Вестник» в ближайшие дни как можно реже. Это помогало сберечь нервы. Дорвавшийся до любимой работы Скррив был неутомим и неисчерпаем. Он предложил деволам писать письма в Ассоциацию с требованиями «положить конец бесчинству и произволу незаконных иммигрантов» (при этом учтите, что законов об иммиграции, так же, впрочем, как эмиграции, на Деве отродясь не было). Естественно, что это предложение размещалось под очередным репортажем – особенно красочным – о нашей борьбе с фернами. Особенно красочным он был потому, что главной героиней его на сей раз стала Тананда. Сногсшибательно улыбаясь, она стреляла из арбалетов с обеих рук, при этом левой ногой крушила челюсть ни на что не похожему мордовороту, а правой (я протер глаза и присмотрелся) попирала чей-то неопознанный труп. Меня уже не интересовало ничего, кроме того, как удалось троллине вообще принять подобную позу и удержать равновесие. «Немного левитации», - подмигнула она, когда я спросил об этом. «Небольшой монтаж», - параллельно с ней бросил гремлин. Я предпочел расслышать более понятное объяснение из двух.
Танда стала последней каплей. Наутро к нам прибыли деволы, и я с удовольствием спустил на них Ааза. Я надеялся, что моего участия не потребуется. Я ошибался. Мне следовало быть в этом вполне уверенным. После пятичасовых переговоров деволы не только согласились оставить в силе предыдущую сделку, но и установить срок ее действия в десять лет. Десять лет члены корпорации могли просто плевать в потолок – на жизнь нам бы все равно хватало. Не знаю, каким образом Ааз добился этого – я покинул кабинет на исходе второго часа. Моего ухода практически и не заметили. И ведь мы были почти уверены, что ферны в ближайшие десять лет на Базар не сунутся – у них хватает других проблем. Это, безусловно, была лучшая аазовская сделка.
Мы с Банни в спешном порядке занимались документацией. Процесс был изматывающий – мне хотелось сдать все в лучшем виде, Банни, как всегда, демонстрировала свой высокий профессионализм, и мы просто с ног падали, пытаясь довести дела корпорации до идеала. Если в бухгалтерии царил почти полный порядок, то отчетная сторона полевой практики заставляла хвататься за голову. Сплошь и рядом агенты вместо подробных и полных отчетов (на основе которых впоследствии должно было быть составлено бесценное досье) ограничивались отписками. Особенно отличилась Танда. Так, один из ее отчетов гласил буквально следующее: «Скив, я заскочила в то милое измерение, о котором мы говорили позавчера, полный порядочек, денежки в кассе, привет». И как прикажете подшивать это к делу? В общем, Банни купила тонну бумаги и с очаровательной улыбкой засадила всех за отчеты. Ребята позлились, но втянулись, поскольку каждый понимал, что работу сделать надо. Тем более, что писали все в одной комнате, помогая друг другу вспоминать подробности и периодически мотаясь в то или иное измерение за уточнением маршрутов, курсов валют, сбором счетов и т. д. Почти из каждой командировки они возвращались не с пустыми руками, так что дело шло весело. Больше всех болтал Ааз: помимо естественной склонности к словоизвержению, у него было меньше всего работы – он участвовал или в общих мероприятиях, отчеты по которым делались более-менее своевременно и четко, либо, что чаще всего, в финансовых сделках, которые документировались тем более строго; либо занимался со мной, что отчета вообще не требовало. Теперь он мог со спокойной совестью комментировать действия остальных. Характер комментариев требовал моего присутствия, поскольку адекватно, то есть спокойно и иронично, на Ааза мог реагировать только Корреш. Остальные более или менее часто срывались. Вот и сейчас… Еще за два поворота я услышал крики и ускорил шаг. Треска мебели не раздавалось, из чего я сделал вывод, что могу успеть погасить конфликт в зародыше. В зародыше не мешало бы придушить и кое-кого из его участников, подумал я, открывая дверь.

2009-09-10 в 21:34 

agua-tofana
"...а такие, как мы, танцуют танго - а хрена ли там танцевать?" (с)
ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ

Истина размножается спорами.
Кажется, Цицерон


Ругались на сей раз Ааз и Вик. Вообще вампир – весьма спокойный член нашего дружного коллектива. Просто удивительно, как Ааз смог вывести его из себя. Я решил немного послушать, чтобы вникнуть в суть дела. Тем более, что некоторые пассажи могли доставить определенное эстетическое удовольствие поклонникам этого специфического таланта.
- Итак, - как раз вступил Ааз вкрадчиво-тихо (обычно именно этот тон вызывает ярость его соперников в споре, поскольку особые гадости изверг выдает вполголоса), - если я правильно понял, ты повез пистолет заказчику, и тот предложил провести испытание на деле?
Ага, значит, речь идет о том самом магическом-немагическом пистолете, с которым я как-то застал Вика. Мне недосуг было узнать, чем завершилось это задание. То есть общий результат-то я знал, а вот кое-какие подробности его достижения – нет.
- Ты правильно понял, - наклонился над столом Вик. Все бы ничего, но глаза его слегка сверкнули алым, а клыки немного чересчур обнажились.
Ааз, естественно, проигнорировал это.
- И вы отправились в полночь на охоту за вервольфом, нападающим на замок этого пентюха, и когда вы стояли в засаде, кто-то – я правильно понял? – положил руку тебе на плечо?
- Ты правильно понял, - повторил Вик. Белки его глаз налились алым до предела, а язык непроизвольно облизнул губы. Уж не знаю, пьют ли вампиры кровь из извергов или нет и способны ли они прокусить изверговскую чешую, но Ааз сейчас рисковал стать тем, кто узнает это из первых рук. И все-таки я подождал еще чуть-чуть. Очень хотелось узнать, в чем же тут дело.
- И ты с воплем попытался обернуться туманом, спугнул вервольфа, едва не запорол дело, забыл взять с клиента расписку, и все это потому, что тебе показалось, что позади тебя – поправь меня, если я ошибаюсь – стоит привидение? Тебе, вампиру?
- Да, - заорал Вик, перемахивая стол. – Да, я боюсь привидений! И что? Гвидо не любит чеснок! Банни визжит при виде крохотной мышки! Скив, как огня, пугается длинноногих красоток, имеющих на него виды! А ты, Ааз, смертельно боишься потратить хоть один лишний золотой! Да! У каждого свои слабости!
- Браво, - негромко похлопала из своего угла Мириэль. – Я, со своей стороны, могу добавить к списку аазовских слабостей кое-что еще. Он боится оказаться неправым; он боится серьезных привязанностей; и он опасается эльфов, - добавила она с лукавой улыбкой, которая столь странно выглядела теперь на ее полуизверговском лице.
- Ах, так, - взбешенно прищурил глаза Ааз. – В таком случае, я могу сказать кое-что и о тебе. В последнее время ты боишься смотреть в зеркало!
Мне явно пора было вмешаться. Я проделал это достаточно ловко, благо опыт уже был: приняв озабоченный вид, я взял Ааза под руку и попросил срочно пройти со мной для уточнения одного неясного пункта в сделке по «Великому Скиву». Ааз попытался бросить еще пару фраз через плечо, но я ненавязчиво опередил его, попросив Машу вместе с Виком перечислить всех, задействованных в работе с отелем «Веселый дом». Это была их совместная удачная работа, к тому же Маша обладает умиротворяющим действием, вроде валерьянки. Я не сомневался, что она быстро приведет Вика в норму. С Аазом же я намеревался поговорить сам.
- Куда идем, партнер? – спросил он совершенно нормальным и даже веселым тоном, едва за нами закрылась дверь. Я огляделся и втянул его в ближайшую дверь. За ней оказалась спальня Корреша. Ну, надеюсь, он на меня не обидится.
- Ааз, - стараясь говорить спокойно, поинтересовался я, - зачем ты это делаешь?
- Ты о чем, Скив? – все так же беспечно осведомился он, оглядываясь в поисках, надо думать, полного кувшина.
- Ты знаешь, о чем, - я не собирался сводить дело к шутке.
- Да брось, Скив, - поморщился мой наставник. – Если бы не я, настроение в этом доме стало бы совсем похоронным. Ну чем бы они занимались? Думали, как жить дальше, что делать, грустили бы о прошлом. Делом никто пока не занят, а времени – хоть отбавляй. Еще неизвестно, до чего бы они додумались в таком настроении. Например, оставить тебя президентом… или распустить корпорацию. Или…
- Ладно, ладно… - остановил его я. В словах Ааза определенно был резон. Но остановить Ааза – легко сказать.
- А тут я – тот, кто просто нарывается на то, чтобы на него наорали, сорвали злость и растерянность. Бедный старый изверг, которому и спасибо сказать некому, - Ааз возвел глаза к потолку в поисках неведомого кого-то, кто окажется благодарнее его нынешнего ученика. Но эта преувеличенная скромность подсказала мне, что что-то тут не так. Долго думать не приходилось. Ааз уводил разговор от главного.
- Не спорю, - сказал я, - и спасибо тебе большое за подъем духа у части нашего коллектива. Только объясни – какого черта ты наехал на Мириэль? Она-то выглядит спокойней всех!
Странное дело – Ааз даже умудрился слегка смутиться.
- Это случайность, - почти извиняясь, произнес он. – Она просто попала под горячую руку. Ничего личного.
И я, конечно, ему поверил.

2009-09-10 в 22:07 

Скромный поставщик иллюзий. | | Language, my little nitwit student, is a weapon.
agua-tofana
Как выяснилось, мой глючащий Интернет решил не сдаваться...

Замечательные главы, и так много сразу =))))
Скоро уже конец фика, да? Жалко расставаться с героями...

2009-09-11 в 22:09 

agua-tofana
"...а такие, как мы, танцуют танго - а хрена ли там танцевать?" (с)
тридцать_три_коровы зато сколько появляется времени, когда исчезает интернет)))
Да, это предпоследняя))

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

Золушка выходит замуж за принца; поэтому данный тип историй называется сказкой…
М. Поппинс


Через пару дней Банни завязала тесемки на очередной папке и оглядела непривычно пустой стол. Я посмотрел на нее. Казалось, следовало радоваться завершению кропотливой и нудной работы, но радости мы не испытывали. Наоборот, я чувствовал какое-то сожаление и даже недовольство собой.
- Может быть… - одновременно начали мы и рассмеялись. – Ты первая, - предложил я. Какая-то тень мелькнула у нее в глазах.
- Нет, первый ты, - покачала она головой.
- Хорошо, - начал я. – Мы все равно собирались сделать алфавитное досье по всем нашим контактам. Может, сейчас и займемся?
Ее улыбка погасла.
- Не знаю, Скив, - задумчиво сказала она. – А других предложений у тебя нет?
- Других? – прикинул я. – Вообще-то есть, но это масштабные проекты. Вряд ли разумно браться за них сейчас.
- Я вообще-то имела в виду… Ты прав, - перебила она себя. – Попытки достичь идеала должны иметь свои границы. Давай считать дела на этом законченными.
- Хорошо, - согласился я, - и – спасибо, Банни.
Она отвернулась к стеллажу, поправила пару папок.
- Пожалуйста, - сказала она папкам. – Всегда пожалуйста.
Завершение дел и предстоящий отъезд мы отмечали в большой гостиной. Собрались все. Вначале каждый чувствовал себя не в своей тарелке. Разговоры велись через силу, смех был чересчур звонким и долгим, а после него повисала длинная пауза. К счастью, у нас был Ааз.
- Хорошо, - заявил он напрямик через полчаса этого мученья. – Утром мы уезжаем. Вы остаетесь. Обратите внимание – никто не умер. Просто очередной этап нашей жизни остается позади. В самом деле, мы же не думали, что так будет вечно?
- Нет, конечно, - вздохнула Маша, – но все это так печально…
- Если ты продолжишь печалиться, Маша, наш стол снесет твоими вздохами, - заметил Ааз и, уловив нехороший блеск во взгляде Плохсекира, мигом переключился на другую жертву. – Кстати, Мириэль, а куда денешься ты?
- Наверное, домой, - пожала она плечами. – На Деве у меня дел не осталось, а на Пент меня не приглашали.
Не успел я сказать, что мы, конечно же, будем ей рады, как Ааз ни с того ни с сего весело предложил:
- А может, отправишься на Извр, Ри? Сойдешь за местную!
Эльфийка, наливавшая в это время вино в бокал, обернулась, как подброшенная пружиной. В глазах кипело и плавилось золото. В комнате повисла тишина. Нарушил ее голос Мириэль. Каким-то чудом она добилась того, чтобы обожженные связки вновь зазвучали как прежде, подобно лесному ручью.
- Выпей его, - она протянула бокал Аазу и стала таять, будто невидимый ветер уносил ее мелкими частичками. – Выпей его, идиот, - донеслось эхом издалека, и Мириэль исчезла. И пока все пребывали в легком шоке, зачарованный эльфийской магией Ааз взял бокал и опустошил его!
Я открыл рот, не зная, с чего начать: ругательски ругать наставника или спасать его от неведомой напасти. Конечно, я доверял Мириэль; но при этом точно знал, что ни одно существо женского пола, исключая разве что самих извергинь, не будет польщено тем, что сойдет на Извре за местную. Так что неизвестно, каким заклятием могла сдобрить вино взбешенная эльфийка! Унылая вечеринка стремительно превращалась в магическую разборку. Ну вот всегда у нас так!
- Ты как, Ааз? – осторожно спросил я. Ааз покосился на меня, пошевелил руками, головой, прислушался к себе.
- Порядок, малыш, - не очень уверенно сказал он.
- Порядок?! – с облегчением завопил я. – Ах, порядок! По-твоему, это порядок – так обращаться с тем, кому ты жизнью обязан! Ну что ты к ней привязался?!
- Действительно, Ааз, - присоединился ко мне Корреш, - у тебя была какая-то особая причина ее доставать? Не считая той мелочи, о которой упомянул Скив…
- Да, была, - огрызнулся Ааз, опережая хор, готовый прозвучать в нашу поддержку. – Я не люблю быть кому-то обязанным.
- Ааз, - я встал перед ним. Я говорил негромко, но уверен – он отчетливо слышал каждое слово. – Ааз, мы все чем-то друг другу обязаны. Вспомни – без этого вообще не было бы нашей команды. Вспомни, скольким я тебе обязан: знаниями, опытом, жизнью, наверное, тоже. По твоей логике, ты теперь мой главный враг, так?
- Это – другое дело, - упрямо заявил Ааз. – Я не желаю быть обязанным посторонним эльфам. Между прочим, вы, конечно, не заметили, но это милое создание добавило что-то мне в вино еще до того, как я сказал про Извр. Я говорил, что ей нельзя доверять!
У меня в голове как-то странно щелкнуло.
- Ааз, - окликнул я его. – Ааз, вино!
Больше ничего говорить не потребовалось. В конце концов, все знали историю аазовско-гаркиновских розыгрышей, но только для нас они были существенной частью жизни. Сочетание «вино – магический порошок» вызывало у нас одинаковые ассоциации. А почему я решил, что на этот раз последствия будут иными, чем в последний раз, – не спрашивайте. Я и сам не знаю. Будем считать, что у меня гениальная интуиция.
Глаза Ааза блеснули. Он взмыл к потолку, совершил какое-то фантастическое сальто-мортале и взмахом руки рассыпал по комнате гроздь фейерверков, которые разноцветными искрами отразились в глазах окаменевших зрителей.
- Вот это да, - выдохнул Корреш.
- Аазик! – завопила Танда, взлетая к нему. – Ты снова стал магом! Как это у тебя получилось?!
Бам!! Ааз плюхнулся обратно, обвел всех совершенно невозможным взглядом, подмигнул мне и… бам! От моего наставника осталось только пустое место. Ааз исчез.
Естественно, что объяснений потребовали от меня.

2009-09-12 в 21:45 

agua-tofana
"...а такие, как мы, танцуют танго - а хрена ли там танцевать?" (с)
И вот, собственно, последняя глава этой довольно длинной (во всяком случае, для меня)) истории, с обещанным намеком на гет ;)
Спасибо всем, кто читал!

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

Make love; not war.
Д. Леннон


- Значит, Мириэль, - задумчиво произнес Корреш, когда мы слегка пришли в себя и потягивали вино в тесном кругу.
- Ну да, - кивнул я. – Эльфы. Она, наверное, хотела сделать прощальный сюрприз, а Ааз, конечно, все испортил.
- А, по-моему, очень неплохо получилось, - возразил Корреш. – Интересно, дети у них будут похожи на извергов или все-таки на эльфов?
- Понятия не имею, - пожал я плечами. – Спроси у Маши или Танды – они у нас специалисты по межвидовым… ЧТО?
- Скив, ты что, и правда ни о чем не догадывался? – заботливо склонилась ко мне Танда.
- О чем? – снова завопил я.
- Ну… что Мириэль влюблена в Ааза черт знает сколько лет, что он тоже испытывает к ней определенные чувства…
- …в чем он, конечно, под пыткой не признается, - вступил Корреш, - что на Деву она заявилась исключительно ради него…
- Откуда? Откуда вы все это знаете? – перебил я поток невероятных сведений.
- В некоторых отношениях, Скив, ты неисправим, - улыбнулся Корреш. – Они же все время ругались.
Он серьезно считает это доказательством нежных чувств?
- Корреш, - я старался говорить спокойно. – Мы достаточно часто ссоримся между собой. Считать это чем-то большим, чем разногласия, просто глупо.
- Например? – весело спросил он.
- Например, Гвидо и Нунцио. Ты без конца ругаешься с Тандой. В конце концов, мы с Аазом…
- Скив, - Корреш продолжал откровенно веселиться, - ты умудрился взять сразу все самые неудачные примеры. Всем известно, что я обожаю сестренку… - Танда подмигнула ему в ответ. - … У Гвидо и Нунцио, я думаю, братская любовь тоже не на последнем месте. И ты хочешь сказать, что не любишь Ааза?
Я вынужден был признать, что примеры и в самом деле были не из лучших. А вот…
- А вот Вик постоянно придирается к курьерше-беллианке! Не будешь же ты утверждать…
Вампир отчаянно покраснел и постарался стать невидимым. Ого! Кажется, я нечаянно попал в точку.
- Я хочу сказать, Скив, - продолжал Корреш, - что некоторые чересчур горды, чтобы признать, что им действительно нужен кто-то, поэтому они ввязываются в бесконечные ссоры. Своеобразный способ быть вместе и напоминать другому о себе.
- Ладно, - сказала Танда, - на самом деле у нас есть точные сведения. Видишь ли, после того, как Мириэль перестала быть эльфийкой внешне, она несколько утратила и эльфийскую скрытность…
- Просто стала нормальным человеком, - язвительно прокомментировала за спиной Маша.
- Так вот, она кое-что рассказала. У них с Аазом намечались… гм… романтические отношения, но кто-то в его окружении съязвил по поводу первокурсниц. Ну, ты же знаешь Ааза – он тут же наглядно доказал, что никакая первокурсница не может привязать его к себе. Мириэль обиделась навек – точнее, на несколько веков – и тут подвернулся удобный случай: ферны, покушающиеся на М.И.Ф.! Грех не воспользоваться.
- Но Ааз говорил, что не знаком с Мириэль, - привел я последний довод.
- Ну да, - ехидно воскликнул Корреш. – Поэтому, надо думать, он и называет ее институтским прозвищем! Скажи лучше – он упорно делал вид, что не помнит! По-моему, он даже сам себе поверил. Пока нечаянно не раскололся.
Я вспомнил, как Ааз привычно бросил «Ри». Крыть было нечем. Ну что я за пентюх такой – не могу заметить даже то, что бросается в глаза. У Ааза, которого знаю, как облупленного!
- Не расстраивайся, Скив, - похлопал меня по руке Корреш. – Все знают, что ты у нас замечательный маг и бизнесмен. Нельзя же быть специалистом во всем. Кстати, Ааз в этом отношении ничему тебя научить не мог – я имею в виду настоящие чувства. Ты представь – одному из этой парочки пришлось лишиться всех способностей, а другой – заживо поджариться, чтобы они наконец-то поняли друг друга! А сколько времени потеряли…
Все давно разошлись, а я все сидел и думал. Между прочим, я одновременно лишился обоих наставников – и реального, и потенциального - и не знал, что теперь делать. Искать Ааза? Отправляться на Пент? Остаться на Деве? Или воспользоваться неожиданной свободой и отправиться путешествовать?
А потом я вспомнил кое-что, сказанное Коррешем. О моем неумении распознавать настоящие чувства, о различных способах быть вместе и о том, как много времени потеряли Ааз и Мириэль по собственной глупости. Должен же я хоть в чем-то превзойти учителя? Момент самый подходящий, и уж я-то не буду тратить время зря. У меня его, между прочим, куда меньше, чем у извергов и эльфов.
Я поднялся, прошел по коридору и решительно постучал в дверь Банни.

К О Н Е Ц

2009-09-13 в 11:28 

My words are unerring tools of destruction, and I’ve come unequipped with the ability to disarm them. (c)
:hlop: :hlop: :hlop: :hlop: :hlop:
Специально откладывала последние главы на потом, чтобы прочитать все вместе. Спасибо Вам большое за этот фанфик - очень интересно, очень захватывающе и очень по-асприновски. Спасибо за несколько часов приятного чтения. И отдельное спасибо за последнюю фразу - улыбнуло =)
Воспринимается это даже не как фик, а как полноценное продолжение, после которого уже Асприн с Джоди Линн Най ушли в махровое АУ =)

2009-09-13 в 19:27 

Скромный поставщик иллюзий. | | Language, my little nitwit student, is a weapon.
Присоединяюсь к аплодисментам от Die Glocke :) :hlop: :hlop: :hlop: :hlop: :hlop: :hlop: :hlop: :hlop:
Великолепная история в неподдельном МИФическом духе, чудесные характеры, захватывающий сюжет=))) Это было невероятно замечательно, спасибо Вам огромное за этот фик :flower:

2009-09-13 в 20:32 

agua-tofana
"...а такие, как мы, танцуют танго - а хрена ли там танцевать?" (с)
Die Glocke спасибо!)) А знаете, я это начала писать как раз после того, как прочла какой-то МИФический вбоквел от Асприна с Най))) Помню, жутко разочаровалась... и решила исправлять ситуацию (главный стимул любого фикрайтера))

тридцать_три_коровы спасибо! Мне было приятно видеть ваши комменты))

2010-03-11 в 13:28 

ASTIN
Огромное Вам спасибо. Прочел с огромным удовольствием, и всего-то за пару часов. Если бы не знал, что это фанфик, подумал бы, что неизданное продолжение. Огромное, ОГРОМНОЕ СПАСИБО! Жаль, что так мало :depress2:

2013-08-30 в 02:22 

barb2210
My other ride is Snape.
Большое спасибо от моего мужа. Он с огромным удовольствием читал, впервые даже спать его не могла загнать заполночь))) :five:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Миры Роберта Асприна

главная